Течет Поля через поле,
орошает березняк.
  Написать нам письмоДомой  
 


Сплав по р.Поля
в ясном уме и добром здравии
7-10 мая 2005 года
.

Экипаж "Голубой ставриды":
кэп - Трубицын Андрей,
хоз.часть - Трубицына Рита,
все помаленьку - я.


Разлив.

Спорное название, согласен, тем более, что самый пик разлива давно прошел и о его мощи напоминают только высохшие травяные мочалки и пустые пластиковые бутылки на вершинах столетних елок. Тем не менее Разлив.

Это была другая речка, совсем не та, на которую мы ходили в каком-то 90 лохматом году, летом, в дикую жару, преследуемые голодными до молодой и горячей крови слепнями и немыслимым количеством беспощадных завалов. Тогда мы сломались на второй день и сошли с дистанции (молодо-зелено). С тех пор прошли годы, выпали зубы и поистрепались шкуры байдарок. Однако зуд в известном месте остался и на эти майские, вняв убеждениям опытного кормчего Трубицына Андрея Федоровича, известного специалиста по водным гладям ближнего и дальнего Подмосковья (а также нескольких прилегающих губерний), собрав волю в кулачок, я согласился сходить на р. Полю еще раз. Галочку таки надо бы поставить... а то неудобно как-то.

Рассовав всякие необходимые в походе причиндалы по карманам штопаного рюкзака, попрощавшись с семьей, собакой и рыбками, я выдвинулся в Авсюнино (100 км Казанского напр.) - место сбора участников похода, точку старта и по совместительству свою малую Родину.
8 мая, ранним утром, наша команда заняла самые лучшие места в вагоне электрички Москва-Черусти. Дорога не заняла много времени и вскоре мы весело пылили по гостеприимным буеракам и помойкам ст. Кривандино, пробираясь к автомобильной дороге, которая, как было известно из надежных источников, приведет нас к собственно реке. Привела. Река есть, воды много. Оптимистично.

Погоды стояли облачные, свежие, но без дождей - уже хорошо.
В сухом доке ст. Кривандино, где обычно все собирают свои плавсредства, мы оказались не первыми, но места было достаточно и, рассчитывая успеть до прихода основной массы сплавщиков, наш коллектив бодро принялся распаковывать рюкзаки и захламлять свежую весеннюю травку всяким утилем, включая трубицынский мейсоновский походный фарфор и кабинетные часы с курантами для точного распорядка на корабле.
Подвернувшийся кстати местный краевед и по совместительству известный дегустатор всяческих горюче-смазочных материалов дядя Юра сунулся было помочь Трубицыну собрать из вороха трубочек трехпалубный дредноут, но скомпрометировал себя сильным тремором рук и тотальным косоглазием. Собирали байду сами. Дяде Юре было чем заняться и без нас - он увлеченно поправлял здоровье после недельного отмечания годовщины Французской революции. Без закуски, между прочим.

10:50 Выходим. Состояние тихого восторга. Ветерок поддувает в спины (редкое везение), солнце сияет, байда идет как горячий нож по сливочному маслу. Лепота.
Народу на берегу, кстати, сильно прибавилось: с каждой прибывающей электрички подваливали в разной степени загруженные упаковками с пивом туристы-водники.
Река Поля не переставала радовать, особенно меня - убитого напрочь тем многострадальным летним походом: воды - море, русло с трудом угадывается, иногда в наглую срезали по залитой водой молодой травке и кустам, до моста на Рошаль не встретили ни одного завала, требующего обноса.
Особо никто не завтракал, поэтому на каком-то заячьем острове где-то через пол-часика обедаем. Мимо проходит пара с собачкой на RZ-ке - приглашают на гитару - мы не отказываемся, правда, ни места встречи, ни времени гитары никто не догадался оговорить.
Собачка с хозяевами растворяется в начинающей зеленеть дали.
Недалеко от д. Дмитровки Поля разливается совсем уж неприлично и дальше мы идем уже по приборам, зыркая на далекие, покрытые тропическими лесами, берега.

16:00 На правом берегу (на левом в отдалении д. Власовка) замечаем уже знакомую нам RZ-ку с собачкой и приветливых хозяев, в наглую напоминаем о гитаре, получаем официальное приглашение, швартуемся, знакомимся. Олег, Галя и кудрявый пудель Агник. Ходят по Поле (естественно, не только и не сколько по ней) 14 лет. Послужной список этих интереснейших людей впечатляет: все, повторяю, ВСЕ, нанесенные на генштабовские карты реки и озера нашей необъятной Родины наполняли водой их походный котелок. Аксакалы. Корифеи. Снимаю шляпу. Мы сразу напросились в Карелию. Может, возьмут юнгами или водочерпаками.

Собираем новую палатку Трубицыных: три этажа с мезонином и водокачкой, блин. Объективно - отличное приобретение: норвежская ("Nordway") купольная четверка с огромным тамбуром и двумя выходами. Можно ходить в поход хоть сводным симфоническим оркестром с контрабасом - тесно не будет.
Было произведено традиционное утопление в бурных водах Поли маленького ни в чем не виноватого червячка, насаженного на крючок. Типа рыбалка и все такое. Ага. После второго мощного заброса червяк (видимо зубами) схватился за что-то под водой и вылезать не захотел. Проплывшие вскоре на резиновой лодке местные краеведы вытащили нашу удочку и попутно сеть, за которую она зацепилась. Ваша? Нет. А… ну ладно…Сеть благополучно перекочевала к давно не бритым краеведам в лодку. Местный, похоже, обычай. Так сети меняют хозяев по нескольку раз за сезон в границах этой акватории.
Последующие Ритины попытки искупать червяка еще раз ни к чему продуктивному не привели.

Вечерний под гитару концерт (в основном, Галин сольный) был роскошным. Огромное количество исполненных известных и не очень песен нашли в нашем лице благодарных слушателей. Мы, правда, опозорились и поддержать почин не смогли: я забыл дома свой рояль, а у Трубицына дома у гитары струны, оказывается, натянуты наоборот, сверху вниз. Но слушали и подпевали с удовольствием.
Спалось на новом месте отлично, несмотря на полное отсутствие комаров.

Утро встречало прохладой и перестуком топора - Олег с самого ранья (после 10-ти километровой пробежки, на минуточку) уже нарубил огромную кучу дров и чем-то деятельно занимался. Вообще, мы сильно позавидовали неиссякаемому оптимизму и огромной жизненной энергии этого человека - нам бы его здоровье в его же годы (за 60, по секрету). Все сделали соответствующие выводы и начали с понедельника жить по-новому.
Вышли в 11:30. Погоды - климатическое роскошество: солнце, изредка прикрываемое легкими облачками, освежающий пассат в спину (неприлично везет), здоровый загар ровными слоями ложится на изможденные московскими метрополитенами физиономии. Вот оно - Щастье! (Сам знаю, как пишется).
По правому борту проходим замечательное место - "Бабино Болото" . Что за бабы - непонятно, но звучит красиво.
После моста на Рошаль справа - детский оздоровительный лагерь. Потом, не доходя до ж\д моста (действующая узкоколейка) слева красивое место для стоянки. Там уже вовсю орудуют Олег с Галей, снявшиеся раньше нас. Пристаем, обедаем, умиротворенно наблюдаем за подвигами некоторых экипажей, преодолевающих небольшие завальчики неподалеку.
Под мостом пройти можно слева, что будет недели через две - не знаю.
Река заметно сузилась, по берегам сдвинулся хмурной дремучий лес с редкими вкраплениями красавцев-дубов и светло-зеленых по весне березок. Начались серьезные завалы, почти все проходимы по воде с большими или меньшими телодвижениями. У пары завалов, потребовавших обноса, образовался трафик из почти десятка байд. Все обнеслось без особого напряжения.

Сразу после впадения справа реки Воймега встаем на ночевку (Олег , Галя и Агник на своей ходкой эрзетке уже давно сюда пришли и весело виляют хвостом на берегу, в смысле Агник виляет, а его хозяева деловито обустраивают лагерь) . Про Воймегу отдельная история - мы ожидали увидеть мертвую речку с мертвой же водой - чего-то там сливают в нее в Рошали - но, похоже, рошальский говнозавод успешно накрылся и вода в Воймеге сейчас относительно чистая, ни желтой пены, ни вони, ни мертвых раздутых пеликанов замечено не было. Уже хорошо.
Погода слегка нахмурилась, но мы уже на берегу, лагерь разбит, ужин готов и маленький дождик никого не напрягает. Расположившись у костра под тентом, умиротворенно перевариваем любовно приготовленный Ритой ужин.
Сегодня 9 мая и мы отдаем дань памяти нашим дедам слаженным исполнением фронтовых и революционных песен.
Ночью шел несильный дождь.
По лесной дороге прогрохотал шальной трактор "Беларусь".
Лягушка, которую Трубицын весь оставшийся вечер увлеченно снимал для домашнего фотоальбома в близлежащей луже, ночью к нему причапала и мешала всем спать, требуя к себе внимания.

Следующий день ничем выдающимся не отметился, были несколько обносов, запомнился здоровый бетонный то ли мост, то ли упавшая тишинская стела Церетели, собравшая перед собой, наверное, все упавшие деревья за много лет.
Гребли неприлично мало и встали лагерем немного (пол-часа) недоходя до впадения Поли в Клязьму (ласково поименованной нами Клизьмой за внешнее сходство), решив радость общения с этой замечательной русской рекой отложить на как можно попожже.

На следующее утро мы таки встретились с Клизьмой - широкой, неспешной, грязной и скушной рекой с унылыми берегами. Идти по ней до Собинки - удовольствие для особо неудовлетворенных Полей людей, а наша цель - Жохово, что стоит метрах в пятистах от реки на высоком взгорье и маячит издалека прокопченой железной трубой.
Порадовали эффектные песчаные косогоры в месте, где мы оперативно собрали байду, прикрутили к ней колеса и посайгачили через обильно унавоженный глинозем сильно в гору на встречу с местным транспортным сервисом.
В изрядно забитый автобус (14:40) нас взяли с трудом - ПАЗик покряхтел и почесал к ж\д ст. Ундол. Ехали, наверное, с пол-часа, еще меньше на станции ждали поезда Владимир-Петушки, перепрыгнули в Петушках в Московскую электричку, там уже расслабились поосновательней и под бодрые зазывальные речитативы продавцов помчались домой.
Спасибо Трубицыну, Рите, Олегу, Гале, Агнику, "Голубой ставриде", Поле, небу, солнцу и МПСу за прекрасно проведенный майский вэкейшн.

Как обычно, фоторепортаж.

 
© 2004 Глумин Алексей.
  Написать нам письмоДомой  
Сайт создан в системе uCoz